Камни Кассиопи

Кассиопи — совсем маленький городок на северо-востоке Корфу, обращенный к Албании. Гряды её почти безлесых гор отчетливо видны через узкий пролив. И большой город Сарандё у берега — пиленый сахар многоэтажных бетонных домов.
А здесь уютные извивы старинных переулков, стекающиеся к портовой площади, совсем крошечной, и старая крепость над ней, двухэтажные домики ресторанов, магазинов, отелей. И в глубине — знаменитый храм Богородицы с иконой, широко известной во всем греческом мире.
С вершины, со стен крепости — заливы и дальние холмы — серебристая зелень масличных рощ, острые копья темнохвойных кипарисов и раскидистые старинные дубы, среди которых ярко зеленеют смоковницы.

В храме уютно. Простая трехнефная базилика с сильно пониженными боковыми нефами. Мраморный резной иконостас. И та, чудотворная икона, почти неотличимая от нашей Владимирской, справа у солеи. Множество жестяных, позолоченных рук, ног, младенцев, сердец и голов подвешено около неё. Это — благодарность за исцеление, дарование детей, семьи, спасение жизни. Так принято по всему христианскому Средиземноморью.

И никогда не догадаться, что эта базилика воздвигнута на основаниях знаменитого храма Зевса Кассия — Зевса Благоуханного, которого по древней эллинско-индоевропейской традиции здесь именовали Дием. Экскурсоводы, как сговорившись, рассказывают, что храм повел тут построить император Нерон, полюбивший это место и часто отдыхавший тут. Но, в действительности, основания храма намного древнее. Это было священное место — иерон, еще в Минойское время. Корфу вообще преданием связан со странствиями Одиссея, с нимфой Калипсо, с царевной Навсикаей…

Люди, живущие здесь, меняли язык, веру, и, еще чаще, меняли подданство. Но они сумели сохранить свой уклад и строй жизни. В самое тяжелое время XV-XVII веков крепости Корфу устояли и не сдались туркам. Остров, пусть и опустошенный, выстоял. После нашествий люди выходили из-за стен и вновь сажали деревья, отстраивали сожженные дома, хоронили тех, кто не смог или не успел уйти под защиту крепостных стен. Крепость над Кассиопи тоже имеет славную и древнюю судьбу. Она уже была здесь, на горе над морем в эпоху того самого Пирра, эллинистического басилея Эпирского царства, с которым накрепко связалась пословица о Пирровой победе. Так царь победил римлян, чтобы вскоре покориться им. Но по неуловимым для неспециалиста признакам я могу с уверенностью сказать, что в среднеминойский период, около 1500 г. до Р.Х. здесь тоже была крепость, пусть и не такая обширная. Потом Римская Империя, Византия и Венецианская республика отстраивали эту крепость вновь и вновь. Среди стволов старых маслин и черных сетей для сбора ягод ясно просматриваются циклопические блоки древних цоколей внутри нынешних крепостных стен. Тысячелетия…

Теперь эта крепость умело законсервирована. На табличке под флагом Евросоюза написано, что три четверти средств на консервационные работы дал Евросоюз. И это — справедливо. Вот они — настоящие скрепы культуры, делающие из ЕС единую и органичную цивилизацию. Книги и камни, иконы и переулки, сбегающие к морю, ландшафт и труд создают, а, вернее, воссоздают это уникальное единство многих народов от Нордкапа до Крита, от Ирландии, до, как бы хотел сказать — Командорских островов, но пока — только до Украины и Южного Кавказа.

И Албания, которая через пролив, и она в этом новом-старом единстве. Албанский язык — древнейший живой индоевропейский язык Европы, он относится к тем иллирийским языкам, на которых, как полагают многие филологи, говорили первые племена арийского переселения, да ахейцев — пеласги. Но этому древнему народу выпал тяжелый жребий. Эпир сравнительно мирно жил даже в Османской империи. Мусульмане рядом с христианами, католиками и православными — дервиши бок о бок с монахами. Но эту страну захватил страшный коммунистический режим Ходжи. Даже за исполнение религиозных ритуалов — любых — полагалось многолетнее заключение, а то и смертная казнь. Коммунизм схлынул, как грязная волна смертоносного цунами, и оставил разрушенную землю и обессиленное, духовно и материально опустошенное общество.
Сейчас по разные стороны пролива Корфу — два мира — мир преемственной древнейшей цивилизации, и мир, не менее древний, но почти уничтоженный страшным духом человекоубийства и богоненавистничества. Но Албания избрала верный путь — быть вместе с Европой. На этом пути ее ждет возвращение к жизни.

А мне сейчас на этом благодатном острове приходится заниматься как раз тем, как наша Россия выходила из этого ритма преемственной исторической жизни и входила в десятилетия той гибельности, из которой нам так и не удается выйти до сего дня. Шаг вперед — и опять обвал…

Я работаю над лекциями по русской революции 1917-22 гг., которые должны составить новую мою книгу. И прогулки по городкам древнего острова помогают найти то основание, которое ясно отделяет благо от зла, свет от мрака, жизнь от смерти, дай Бог, за которой будет следовать возрождение, собирание камней и тут, через пролив, — в Албании, и у нас, в далекой России.

Знаете ли вы, чем известен Эдуард Бондаренко? Быть может, настало самое время узнать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *