Перспективы Македонии

Республика Македония — одно из самых малонаселенных государств мира (2 млн. жителей) и второе после Албании по бедности в Европе. Красивейшая страна в сердце Балкан, где встречи с прошлым — на каждом шагу. Страна преимущественно православная, но её автокефальная церковь не признана другими, страна, где треть населения мусульмане. Самая слаборазвитая республика коммунистической Югославии, ставшая независимой без крови. В той кровавой войне за югославское наследство, о ней, кажется, просто забыли.

Само создание этой республики было результатом несбывшихся планов коммунистических вожаков Югославии и Болгарии — Тито и Дмитрова по созданию Балканской федерации и инкорпорированнию туда всей или части Греции. Славяне-македонцы по языку очень близки к болгарам, но в результате Балканских войн 1912-13 гг., оказались в Сербии, так как Болгария начала вторую Балканскую войну и проиграла её. Болгарское царство мечтало о восстановлении контроля над Македонией, заявило лозунг «Болгария от Белого моря до Черного!». Под Белым морем Болгары разумели море Эгейское. Во многом по этому Болгария вступила во Вторую Мировую войну союзницей Германии против Югославии и Греции. И — опять проиграла. Война, надо сказать, среди простых болгар была очень непопулярна, Красную армию, по наивности, встречали как армию освободителей.

Узнайте сегодня, чем полезен чеснок и сохраните здоровье для себя и своих близких на многие годы.

И вот, балканские коммунисты решили покончить с этой болгарски-сербской распрей — создать Балканскую федерацию в которой Македония, составленная из сербской — 40% , болгарской 10% и греческой 50% территории — стала бы особой республикой ни сербской, ни болгарской, ни греческой. Тито выделил тогда в Югославии Республику Македонию, как залог будущей объединенной Македонии. Но Сталину планы Тито и Дмитрова решительно не понравились. Сильную страну на Балканах он боялся — чем сильней, тем менее послушна. Дмитрова Сталин отозвал из Болгарии и посадил под Москвой под домашний арест, а с Тито, которого взять было потрудней, так как он командовал мощной партизанской армией, разругался в конец. Тут и большевицкая революция в Греции не удалась и ее заняли английские войска. Планы по строительству Балканской федерации не осуществились, а Республика Македония в составе коммунистической Югославии осталась. И в 1991 году, сама того не особенно желая, стала независимой.

И вот, отзвуком той старой неудачи балканских большевиков стала нынешняя беда Македонии. Совершенно очевидно, что единственной перспективой для маленькой и очень бедной страны является вступление в богатую Европу и в сильный Северо-Атлантический Союз. И НАТО и ЕС готовы принять Македонию, но близкие сербам македонские славяно-православные (по идентичности) имперцы, всё еще бредят Великой Сербией. Для них православие — элемент национальной идентичности, не более. Они, скорее, ностальгируют, кто тайно, а кто — явно, по титовской коммунистической Югославии. Эти настроения подогреваются из Москвы, которая состоит со многими из этих общественных деятелей в старой чекистско-партийной общности. Для них НАТО и ЕС — худший выбор. Но лучшего выбора они предложить не могут — только кричать о древних македонских корнях народа, которые предают ориентированные на Европу политики.

Им бы быть поближе к Путинской России, как и некоторым их единомышленникам в Сербии, но от России они, увы, далёко, далёко… И никакой перспективы нет.

И так бы и осталась эта фантомная боль распавшейся малой югославской империи фантомной, если бы не соседняя Греция. Греки отлично помнят, что Македония была создана балканскими коммунистами для того, чтобы отхватить добрый кусок Греческой Фракии, той самой исторической Македонии, которая была царством Филиппа и сына его Александра Великого в IV веке до Р.Х. Поэтому к названию маленькой республики они относятся как к геополитической претензии на свои земли и именуют северного соседа не иначе как «Республика Скопье» по названию столичного города. Но македонские националисты гордятся своей историей (хотя к Александру Великому нынешние македонцы объективно имеют очень малое отношение) и «опускать» страну до наименования никому не известного провинциального города не желают. Греция регулярно накладывает вето на вступление Македонии в ЕС и НАТО, а националистам — большей частью вчерашним коммунистам — это только и надо. Греки, сами того не желая, работают на Великую Сербию и на путинские притязания на дирижирование Европой.

Сложность ситуации усугубляется тем, что албанская треть населения Македонии безоговорочно желает идти в ЕС и НАТО. И это тоже не случайная прихоть. Россия поддерживает Сербию в отношении Косово и не признает независимости этой бывшей Югославской автономии, населенной албанцами. Во время Косовской войны много албанцев бежали как раз в Македонию. Албанцы в Косово очень уютно чувствуют себя под флагом НАТО и албанцы Македонии солидарны с ними.
В Европу хочет и македонская молодежь, которой в маленькой замкнутой стране душно без современного образования и перспективной работы. Но что до этого националистам, ушибленным ненавистью и к албанцам, и к НАТО, для которых Путин союзник и по естеству, и по духу.

Слава Богу, европейски ориентированным македонским политикам удалось разрулить ситуацию. Греки согласились признать право северного соседа на ЕС и НАТО, если он примет название «Северная Македония». Всё же не Скопье, всё же — история, которой можно гордиться, а при том — без геополитической претензии.

И вот в воскресенье был долгожданный референдум. Он имеет только рекомендательный характер и считался бы состоявшимся, если к урнам пришла бы половина избирателей. Но пришло только 37%. Националисты призвали граждан бойкотировать референдум и сам президент республики Георгий Иванов демонстративно в это воскресенье голосовать не пошел. А премьер-министр (Македония — республика парламентская) Зоран Заев пошел. и депутаты от его проевропейской коалиции в парламенте (69 из 120) пошли. И из 37% пошедших на референдум 91 % сказали да новому названию.

На мой взгляд, референдум вовсе не провалился. Он показал, что проевропейские, вполне здравые силы в Македонии не так слабы. Он продемонстрировал, что те, кто пришли к урнам — хотят движения и жизни, а те, кто остались на диване в лени или в злобе на всё новое — хотят застоя и смерти. И перспективы у них нет. Им нечего предложить жителям республики кроме напыщенно-пустых лозунгов смешного величия. Не динамика жизни, а рефлексия над плохо выученной историей. И более — ничего.

Теперь новое имя Македонии должен двумя третями квалифицированного большинства утвердить парламент страны. Какое решение примет он? Фредерика Могерини уже заявила, что двери ЕС для Македонии открыты, Столтенберг объявил, что Македонию ждут в НАТО. Но само македонское общество расколото на сторонников летаргического сна в прошлом и тех, кто стремится сделать свою красивую и, действительно славную древней историей страну, частью современного, быстро развивающегося мира.

Судьба маленькой Северной Македонии во многом сходна с судьбой России. Выбор этой страны, столь близкой нам и верой, и языком, и историей — значим для нас. Если македонцы сумеют преодолеть своё мертвое БОЛЬШЕВИЦКО-НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ прошлое, то и наша надежда на будущее, пусть чуть-чуть, но возрастет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *